Газета Аль-Минбар
Энциклопедический словарь
Анонсы
Лекции
Время намазов на сегодня
Намаз на
23 ноября 2017
Санкт-Петербург
07:15
Фаджр
09:15
Шурук
12:45
Зухр
14:22
Аср
16:14
Магриб
17:44
Иша

Дамир Мухетдин: Межрелигиозный диалог должен стать содержательным, а не декларативным

В современных социокультурных и геополитических условиях межрелигиозный диалог должен приобрести совершенно иное качество, убежден первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, кандидат политических наук Дамир Мухетдин. Религиозный деятель рассказал о деятельности в сфере межрелигиозного диалогу обозревателю Ольге Семиной.

- Уважаемый Дамир-хазрат! Еще в 2005-м году по инициативе ДУМЕР в Москве прошла конференция, посвященная 40-летию принятия Вторым Ватиканским Собором декларации "Nostraaetate" ("В наш век"), посвященной отношению римо-католицизма к нехристианским религиям. Как развивался межрелигиозный диалог в последующие 10 с лишним лет? На мой взгляд, он находился в стагнации. И Ваш нынешний визит в Ватикан − это начало, продолжение или возобновление контактов с Римской католической церковью?

- Позволю с Вами не согласиться и напомню некоторые факты. В декабре 2014-го года мы провели в Москве конференцию под названием «Миссия религии и ответственность ее последователей перед вызовами современности». Это была не внутримусульманская конференция, в ней изначально принимали участие представители всех традиционных религий. В пленарной части выступали от РПЦ тогдашний глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, главный раввин России Берл Лазар, начальствующий епископ Российского объединенного союза христиан веры евангельской Сергей Ряховский, генеральный секретарь Конференции католических епископов России, администратор прихода святых Петра и Павла в храме святого Людовика в Москве священник Игорь Ковалевский, т.е. на ней были представлены все основные религии нашей страны. Присутствовали и религиозные лидеры мусульман, – суннитов и шиитов. В числе высокопоставленных гостей форума из стран мусульманского мира прибыли министр по делам религии Турции Мехмет Гёрмез, член Высшего совета культурной революции Исламской республики Иран, ректор Международного университета «Аль-Мустафа» аятолла Али-Реза Арафи, экс-глава Всемирной Ассамблеи по сближению мазхабов, а также генеральный секретарь Всемирного союза мусульманских ученых шейх Али аль-Карадаги. Это была международная конференция, в рамках который мы обозначили основные моменты того, как должен развиваться внутрирелигиозный и межрелигиозный диалог. Член Совета секретарей Всемирного союза мусульманских учёных, член учредительного совета Всемирной исламской лиги (Ташкент, Узбекистан) Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф, ныне покойный, дал тогда высокую оценку конференции и сказал, что она должна превратиться в международную организацию со своей штаб-квартирой. После этого мы учредили Международный мусульманский форум (ММФ) как постоянно действующую организацию и сейчас мы идем к тому, чтобы он стал международной организацией со своими представительствами за рубежом.

- Но ведь в самом названии организации присутствует слово «мусульманский», который и отражает суть ее деятельности, не так ли?

- Да, Форум - мусульманский, но его задача – межрелигиозный диалог, диалог на самых широких площадках, между религиозными лидерами и представителями разных направлений в исламе. В 2015 году − в год 50-летия "Nostra aetate" первым мероприятием Международного мусульманского форума в новом качестве стала конференция в Лондоне. Форум проходил в Великобритании с участием представителя Русской Православной церкви архиепископа Сурожского Елисея (Ганаба), представителей англиканства, а также епископа Римско-католической церкви Пола Хендрикса. В 2016 году тема диалога была продолжена нами в виде Всемирного саммита по сближению мазхабов, по сути, это был международный суннитско-шиитский форум. Третий форум в этом ряду состоится в текущем году и будет приурочен к 500-летию Реформации.

Отмечу, что еще одна важная составляющая деятельности ММФ (помимо внутриисламского диалога и диалога мусульман с верующими ведущих мировых религий) – это диалог верующих с неверующими, т.е. с атеистами, агностиками т.д. Таким образом, в структуре деятельности ММФ тема диалога между представителями самых разнообразных мировоззренческих позиций является одной из ключевых и системообразующих. Мы видим свою роль в создании прочных площадок и институтов для развития диалога.

К примеру, Международный мусульманский форум начал издавать ежеквартальный журнал «Минарет ислама» на пяти языках, одна из важнейших задач которого – поиск путей для конструктивного межконфессионального диалога, строящегося на принципах взаимного уважения всех религий. Не случайно в одном из номеров журнала на его обложке представлены ведущие религиозные деятели из среды суннитского и шиитского ислама, православия и католицизма, а открывает этот номер журнала статья «Ислам и христианство: сравнение проблематики, представлений, понятий и эмоциональной сферы в межконфессиональном диалоге». Таким образом, работа нами проводится серьезная.

Кроме того, нужно сказать и важнейшей внутрироссийской площадке − Межрелигиозном совете России. Хочу отметить одну принципиальную вещь: если раньше голосом  МСР был протоиерей Всеволод Чаплин, то с недавнего времени (с декабря 2015 года) представителем Русской Православной Церкви в Межрелигиозном совете стал председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. ДУМ Российской Федерации и Совет муфтиев России в Межрелигиозном совете по поручению муфтия шейха Равиля Гайнутдина представляю я, и отвечаю за диалог в широком смысле. Надежду на успешное развитие межрелигиозного, православно-мусульманского в том числе диалога вселяет в меня наша солидарность с владыкой Иларионом в том, что необходимо углублять межрелигиозный диалог не только в виде символической демонстрации такового, в прикладной сфере, но и на содержательном уровне. Поэтому мы договорились о том, что владыка Иларион посетит Московскую Соборную мечеть и выступит с лекцией перед нашими студентами.

Напомню, что владыка Иларион принимал участие в церемонии открытия Московской Соборной мечети. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий встречался с председателем Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России шейхом Равилем Гайнутдином в его резиденции. Поэтому, я считаю, что диалог с нашими православными братьями, не говоря уже о представителях и католицизма и протестантизма, вышел в последние годы на совершенно новый уровень. Что касается теоретического осмысления этих процессов, то мы сейчас в издательстве «Медина» готовим к изданию книгу кандидата исторических наук Алексея Журавского по межрелигиозному диалогу. В ближайшее время она выйдет в свет.

С Алексеем Журавским мы обговорили два дополнительных проекта. Первый − это подготовка отдельной научной работы по теме осмысления ислама в русской философии. Второй − глобальный труд, анализирующий, что сделано в мире за последнюю декаду для осмысления межрелигиозного диалога. Это огромное количество статей, которые будут переводиться с английского, немецкого, французского и других языков и которые войдут в фундаментальную антологию, посвященную проблемам межрелигиозного диалога.

Кроме этого, совместно с РПЦ мы ведем работу по наполнению Объединенного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук по специальности «Теология». Совет возглавляет владыка Иларион. Я ему сообщил: не исключено, что я буду одним из первых мусульман, который будет защищаться в этом Объединенном совете. Осмысление диалога сегодня приобретает, на мой взгляд, новое измерение, новый импульс. И конечно, при посещении той или иной страны, будь то Германия, Франция, Великобритания или Италия, я обязательно встречаюсь с религиозными деятелями и стараюсь договариваться о совместных проектах. В ходе последнего своего визита имел честь встретиться с кардиналом Жаном-Луи Тораном, который возглавляет Папский совет по межрелигиозному диалогу и представляет в этом вопросе более чем миллиард католиков во всем мире.

- Кардинал Торан признан в качестве одной из ключевых фигур развития межрелигиозного диалога в мире. Какие точки соприкосновения были найдены входе разговора с ним?

- Помимо всего прочего его высокопреосвященство Жун-Луи Торан является и одним из самых авторитетных кардиналов Римско-католической церкви. Конечно, кардинал был осведомлен об общей цели нашего визита, так как предварительно через секретариат я уведомил его, с какими целями и задачами я иду на эту встречу. Поэтому встреча прошла очень насыщенной в содержательной части.

- Это была Ваша инициатива с ним встретиться или поступило приглашение?

- Это была наша инициатива, которая прорабатывалась секретариатом и заинтересованными людьми в Римско-католической церкви, интеллектуалами, внимательно отслеживающими нашу позицию, выступления и т.д. Так что это был обоюдный шаг навстречу друг другу.

- Так какую повестку дня вы предложили?  На мой взгляд, чтобы диалог состоялся, обсуждаться должны противоречия, а не общие места. Только это может дать толчок вперед!

- Абсолютно верно.  На что я акцентировал внимание? Во-первых, я поблагодарил Римско-католическую церковь за то, что за последние 50 лет с момента принятия исторического документа "Nostra aetate" проделала огромную внутреннюю идеологическую работу в осмыслении места ислама и других религий в своей системе координат. Максима «нет спасения, кроме как в лоне Римско-католической церкви» переосмыслена католиками. Я в своих лекциях не раз задавался вопросом, адресуя его ригористам-мусульманам: а что мы, мусульмане, скажем, когда католики, протестанты, а вслед за ними и другие христиане, скажут, что на Царство небесное могут претендовать и мусульмане в том числе? Получается, что Бог, который изначально дал нам общее спасение через божественное милосердие и милость, устами богословов закрыл свои врата, а христиане в результате своего эволюционного 2000-летнего развития, после такой закрытости, ригоризма, крестовых походов, уничтожения, инквизиции, сжигания на кострах попросили прощения, открыли свои церкви для мусульманских беженцев, кормят их своей  «кафирской» едой в то время, как многие мусульманские страны закрыли для них границы и вообще эту тему не обсуждают. Получается, что по-божески себя ведут католики, а не мы! Вот эти вопросы мы как раз и обсуждали.

Любовь к людям –  это то, что явил Иисус Христос в своих проповедях, это то, в чем и заключается основная мысль Евангелия, как уверены мусульмане, послания пророческого. Ислам – это, прежде всего, религия милосердия (рахма), милости Божией, любви. Если эти две идеи – любовь к людям и милосердие, – объединятся, если в их парадигме мы с Римско-католической церковью будем работать, то это действительно станет моментом спасения всего человечества. В противном случае мы видим ИГИЛ-ДАИШ (организация запрещена в РФ, − прим.ред.), которая не только уничтожает христианское население в местах его исторического проживания, но своими зверствами причиняет страдания и мусульманам, и представителям других религий. Мы обязаны объединить наши усилия. Об этом мы и говорили с кардиналом Тораном.

Мы говорили и о том, что межрелигиозный диалог должен абсолютно абстрагироваться от всех формальностей. Мир, молодежь не терпят формальностей. Можно сколько угодно вместе пить чай, есть плов, шашлык, даже играть в футбол. Об этом любят говорить наши светские деятели: вот, мол, посмотрите, как у них и как у нас. Я студентов всегда предостерегаю: пожалуйста, критически относитесь к искусственно создаваемой благостной картинке. Потому что у них, – в Германии, в Англии, – протестантские пастыри и имамы вместе в футбол играют, но при этом там протестанты предоставляют свои храмы для пятничного богослужения мусульманам, когда им места не хватает для молитвы. Поэтому, извините, как бы мы не проиграли во всех этих сравнениях! В Европе по некоторым аспектам диалог идет гораздо глубже, несмотря на то, что мусульмане не всегда отвечают так, как обязаны отвечать те, кому оказали гостеприимство.

Во-вторых, я отметил ту огромную работу, которая делалась интеллектуалами Римско-католической церкви – профессором Вальтером Каспером и другими. Очень интересны и познавательны их глубокие статьи, посвящённые осмыслению процессов в Северной Африке, где сильны позиции Римско-католической церкви. Серьёзнейшая работа проводится и двумя ведущими Папскими университетами PISAI (Папский институт арабских и исламских исследований) и Григорианским университетом, в которых ислам изучается как изнутри, так и на уровне ориенталистики и исламоведения. Одного из наших студентов они готовы принять на бесплатной бюджетной основе, чтобы в течение года он мог пройти программу по межрелигиозному диалогу. Об этом мы договорились. Я думаю, что, исходя из наших договоренностей с г-ном ректором Университета PISAI Валентино Коттини, мы получим грант на полное обучение одного из наших студентов в мировом центре католического богословия, который окончили, если говорить о Папском Григорианском университете, 17 римских пап. Названные мною два вуза суть ведущие мировые центры Римско-католической церкви.

У меня состоялась встреча с их ректорами. Мы обсуждали вопросы сугубо теоретического осмысления диалога. Была очень серьезная беседа, никаких общих вводных слов, формальностей, протокола, мы обсуждали острые вопросы, которые стоят на повестке дня.

- Уточните, пожалуйста, что это за вопросы.

- Природа Иисуса Христа, природа Корана, приятие Мухаммада как Пророка, «искажение» Библии. Это принципиальные фундаментальные вопросы.  Я сказал, что в своей докторской диссертации я поднял такую важную тему как апокатастасис, т.е. учение о всеобщем спасении. Я обратил внимание, что у христианских, особенно у протестантских авторов, сейчас сильна эта линия, а именно, что милость Божия объемлет всяческую вещь. Для нас, мусульман, приятно, что о ней говорили не только экзальтированные суфии типа Ибн Араби или философ Ибн Сина, близко к этой идее подошел и аль-Газали. Но об этом говорили Ибн Таймийя и Ибн Кайим, – отцы традиционализма, иконы современного салафитского движения. В исламском дискурсе вообще эта палитра была разнообразной – от крайне правых до крайне левых и центристов, эта тема жила все 1400 лет существования ислама.

Для нас, мусульман Поволжья, особенно приятно, что последним ярким теоретиком этой темы был Муса Джарулла Бигиев. Поэтому мы идем на диалог с католиками в связи с этой повесткой дня. В вопросах богословия, философии нам есть что сказать друг другу. И мы идем на диалог, чтобы обсуждать не то, как спасать, скажем, пятнистых антилоп или леопардов, или как предотвращать потепление климата. Конечно, нами должны осмысляться и политологические вопросы, и вопросы экологии, но постсекулярная ситуация ставит совершенно иные проблемы. О них мы тоже говорили в ходе наших встреч в Ватикане,– это вопросы переосмысления значимости семьи, роли отца и матери, рождение человека не биологическим, а искусственным путем, рождение человека не от двух, а от трех родителей. Такие эксперименты уже проводятся. Как религии будет толковать свои богодухновенные тексты в радикально изменяющихся условиях? Мы говорили о переводе священных писаний и создании работы, которая показывала бы всю религиозную традицию – и иудаизма, и христианства, и ислама – как говорится, в одном флаконе. Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) говорил: я не принес ничего нового в религию, я лишь продолжаю традицию моих братьев – «ханифа муслима». А в чем она, эта традиция, заключалась? Как это все осмыслено мусульманами?

Вот об этих вещах мы говорили и нашли понимание. Кардинал Торан высказал огромное желание быть приглашенным от имени муфтия Равиля Гайнутдина на мероприятия Духовного управления мусульман Российской Федерации, дал обещание принять в них участие. И еще важный момент: я передал письмо-послание муфтия Равиля Гайнутдина Папе Римскому Франциску. Мы обратили внимание, что прошедший год был объявлен понтификом Святым Годом Милосердия.  Императив ислам, – рахма – был взят на вооружение Франциском. В прошлом году была издана его книга «Божье имя – Милосердие». Я сказал, что мы все это приветствуем, мы анализируем каждое выступление понтифика, его речи осмысляются нами. В письме также говорится, что мы, мусульмане Российской Федерации, благодарны за постоянно направляемые Папой Римским и кардиналом Тораном приветствия и поздравления в адрес мусульман России с Курбан-байрамом, Ураза-байрамом и по случаю христианских праздников. Все это наполняет смыслами межрелигиозный диалог.

- В связи с тем, что достигнута договоренность об обучении российских студентов-мусульман в Папских университетах, объясните пожалуйста, в какой степени, насколько глубоко в настоящее времени в российских исламских учебных заведениях изучаются католицизм и другие религии?

- В программе исламских университетов есть подобные дисциплины. Не могу сказать, что они изучаются на том должном уровне, на котором хотелось бы. Причина – абитуриенты, которые поступают в исламские вузы. Они в принципе не созрели для диалога, не готовы к нему. Еще раз напомню слова кардинала Торана, который высказал глубокую мысль: чтобы заниматься межрелигиозным диалогом, прежде всего надо быть человеком диалога. Надо быть внутренне к этому готовым. Не каждый человек может этим в принципе заниматься. Это особый внутренний мир, другие взгляды, другие «мозги», другой типаж человека как такового. В этом плане кардинал Торан преподнес мне некий урок, дал наставление: если ты этой темой занимаешься, ты должен понимать, какая ответственность лежит на твоих плечах. Я со своей стороны хочу сказать, что наши мусульмане не готовы к глубинному познанию темы межрелигиозного диалога, потому что ригоризм, неприятие иного проявляется даже по отношению к своему брату-шииту или суфию. Нет внутреннего приятия целостной картины ислама и мусульман, о чем тут можно говорить?! Поэтому ведение диалога – это удел людей не просто избранных, а людей, которые по своему внутреннему миру открыты к диалогу. По этому принципу мы сейчас отбираем студента, который поедет на учебу в Рим. Помимо того, что он должен владеть прекрасно английским языком, знать ислам изнутри, знать исламоведческий дискурс по проблемам межрелигиозного диалога, он, в моем представлении, должен прекрасно знать историю как минимум Италии, Рима, Испании и Франции, где были очень сильны позиции католицизма, историю католической церкви. Подбор студента − очень сложный вопрос, но мы получим на выходе качественный продукт. Я себе полностью отдаю отчет, с кем мы имеем дело, какого уровня профессионалы работают в Папских университетах. Как мне сказали, у понтифика три докторские диссертации. Он трижды доктор в разных отраслях.

- Дамир-хазрат, декларация "Nostra aetate", принятая в 1965 году Вторым Ватиканским Собором, была документом знаковым, программным.  На Ваш взгляд, этот документ сегодня работает или остается декларацией и не более того?

- Я исследовал и исследую этот документ и хочу сказать, что очень много зависит от личностей. Документ будет работать тогда, когда он будет воспринят своим адресатом.

Когда во главе университета аль-Азхар стояла такая личность, как Махмуд Шальтут, очень многое в университете было пересмотрено. (Кстати, мы в Издательском доме «Медина» готовим к изданию один из его фундаментальных трудов). Было принято много важных исторических фетв и документов. Была пересмотрена вся внутренняя программа университета, источники права и других дисциплин, поскольку шейх Махмуд Шальтут был сторонником расширения теории и практики иджтихада. Читая книги по мусульманскому праву, написанные современными авторами, я часто задаюсь вопросом: живут ли они в социуме или нет? Мне кажется, они абсолютно оторваны от действительности. То ли они в Дубай давно не выезжали… Только что председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в ходе своего визита в КСА договорилась о гастролях оркестра Мариинского театра в Саудовской Аравии! Да 20 лет назад об этом помыслить было нельзя! Вот что сегодня в исламском мире происходит! Я не говорю, что религию надо подстраивать под вызовы времени, но осмыслять происходящее надо. Оценки правовые давать нужно. И я считаю, что христиане, прежде всего, католики и протестанты, вели работу именно в этой парадигме: они защищали докторские диссертации, они вкладывали деньгии открывали центры. У мусульман же в результате всех военных интервенций, так называемой арабской весны, событий в Ираке, Ливии, Египте, сложилась совсем другая ситуация. Тот мусульманский истеблишмент, который должен был действовать в этой же парадигме, вынужден оборачиваться назад и смотреть на архаизирующую массу, понимая, что любая его фраза о переосмыслении ислама будет означать удар кирпичом по голове. Так было со многими ведущими учеными аль-Азхара, которые вынуждены были покинуть страну, переселиться в США или страны Западной Европы. Те, кто остался в стране, помалкивают.

Поэтому я считаю, что христиане снова нас опережают в осмыслении современных процессов. Тот огромный импульс, который заложен в исламе, и прежде всего в Священном Коране, − неисчерпаемый источник для взаимообогащения, познания, открытия мира, Вселенной, для глобального диалога между всеми жителями планеты, − мусульманскими ультраконсерваторами, ретроградами и эксклюзивистами замалчивается и вытесняется. И чем дальше, тем этот импульс всё больше игнорируется, что в мусульманской среде ведёт к торжеству человеконенавистничества, к засилию антихристианской и антииудейской риторики, к преследованиям христиан, к поискам «единственно правильных» мусульман и агрессивному шельмованию «неправильных». Вот это сегодня я вынужден констатировать.


Беседовала Ольга Семина

Пресс-служба Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Написать комментарий:





Комментарии:

Пока нет комментариев

Ваш вопрос имаму-мухтасибу
* Ф.И.О.:
* E-mail:
Ваш телефон:
Вопрос: