Газета Аль-Минбар
Энциклопедический словарь
Лекции
Время намазов на сегодня
Намаз на
20 сентября 2018
Санкт-Петербург
04:38
Фаджр
06:38
Шурук
12:52
Зухр
16:53
Аср
19:05
Магриб
20:35
Иша

Л.Сюкияйнен: "Шариат доказал свою способность гармонично взаимодействовать с европейским правом"

На Восточном факультете СПбГУ с лекцией «Взаимодействие исламской и европейской правовой культуры: современный опыт» в декабре выступил доктор юридических наук, профессор НИУ ВШЭ Леонид Рудольфович Сюкияйнен.

В начале выступления учёный обратил внимание на актуальную в наши дни проблему недопонимания между мусульманским, российским и западным обществами в некоторых социальных вопросах. «И на западе, и в России расхоже убеждение, что европейское право – это действительно культура, а вот шариат – мракобесие, унижение достоинства и прав человека, так что эти две традиции совершенно несовместимы. Такие оценки понятны с психологической и политической точек зрения, но они не имеют отношения к действительности, – утверждает специалист. – В Европе считаются нонсенсом смертная казнь за вероотступничество, приниженное положение женщины в браке по сравнению с мужчиной, жестокие наказания, отсутствие у немусульман права возглавлять государство, запрет на публикацию в СМИ критики в отношении Пророка и его семьи. Как правило, эти проявления исламского права и вызывают дискуссии».

Л. Р. Сюкияйнен видит сложность в том, что в мусульманских государствах, несмотря на демократизацию, в областях семейного и уголовного права никакая власть действительно не может применить иные инструменты, кроме шариатских, не утрачивающих значимость и сегодня. «За правонарушения в виде кражи, употребления алкоголя, внебрачных сексуальных связей, оскорбления религии предполагаются наказания, установленные именно шариатскими источниками – вечными и неизменными в глазах мусульман Кораном и Сунной. Ведь это – воля Всевышнего. Во всех странах, где право основано на шариате, это продолжает сохраняться», – поясняет лектор.

Вместе с тем, по его мнению, уровень конфликтности таких ситуаций удается снизить: «Компромиссом становится двойная система права, при которой мусульмане придерживаются шариата, а немусульмане – собственных установок. Например, в Египте, где официально признано более десятка конфессий, мусульмане живут по шариату, а католики и друзы – по своему кодексу. В случаях, когда таковой отсутствует, на те или иные конфессиональные группы распространяется общее, т.е. шариатское, право страны. Поэтому можно говорить о внутреннем правовом плюрализме».

Учёный также подчеркивает, что о наболевшем вопросе положения мусульманских женщин не следует судить поверхностно: «По шариату ограниченность женщин в личных правах (полигамия, распоряжение имуществом с согласия мужа) компенсируется абсолютной материальной защищённостью: юридически всегда должно присутствовать обеспечивающее их лицо. В некоторых мусульманских странах одиноких женщин содержит государство».

Сюкияйнен обращает внимание, что при взаимодействии западной модели права и мусульманской совсем не обязательно должны возникать острые противоречия. «В гражданском и предпринимательском праве конфликтов практически нет. Основной камень преткновения – процент при займах между физическими лицами, но он из гражданского кодекса просто исключается. То же самое с конституционным правом. Хотя в исламском праве эта отрасль не разрабатывалась специально и была очевидным западным заимствованием, она, являясь европейским институтом, наполняется шариатскими элементами. Например, президент и премьер-министр клянутся Всевышним Аллахом. Преамбулы основного закона начинаются с басмалы. В конституции Саудовской Аравии сказано, что все права человека защищаются шариатом», – делится наблюдениями специалист.

Современную ситуацию с правом мусульманских государств учёный охарактеризовал как относительный баланс: «В большинстве стран сочетаются элементы исламской и европейской правовых систем. Правда, есть и исключения. Например, в Турции законодательство - абсолютно светское, хотя нет сомнений в том, что это – мусульманская страна. Другой пример – бывшие советские республики. В их законодательстве нет ничего от шариата, однако все они – члены Организации Исламского Сотрудничества. Где, кстати, до недавнего времени генеральным секретарем был турок Экмеледдин Ихсаноглу. В основе гражданских кодексов мусульманских стран лежит европейский стандарт. Иногда уже даже невозможно проследить, что имеет исламское происхождение, а что – европейское, как, скажем, в Гражданском кодексе ОАЭ 1985 года. Сам факт включения в законодательство, в целом построенное по западной модели, отдельных институтов и компонентов шариата (например, признание вакфа юридическим лицом) подчёркивает его правовую природу и возможность гибкого взаимодействия с другими традициями», – заключает лектор.

Специалист привёл и ряд исторических примеров, иллюстрирующих позитивное взаимодействие шариата с западными правовыми системами. «Исторически рецепция европейского права происходила безболезненно, никаких оппозиционных партий или демонстраций с массовой гибелью людей не было. В арабских странах исламское право начинает особенно тесно взаимодействовать с европейским с XIX века, со времён экспедиции Наполеона, когда мусульманскую молодёжь начинают посылать на обучение в Европу. Еще пример – Османская империя. Реформа Танзимата, скажем, заимствовала многое из европейского права. Более того: в османских законодательных актах нет ни одного последовательно шариатского, – подчёркивает ученый. – Любопытно также, что европейское (континентальное) и англосаксонское право почти не могут сочетаться между собой. Но исламское право прекрасно работает и с тем, и с другим. На севере Африки в результате взаимодействия шариата и французского права сложилось т.н. алжирское право, а в Индии – при контактах с английским – англо-мухамеданское».

В заключение Л. Р. Сюкияйнен напомнил, что взаимодействие шариата и европейского права не было односторонним. «Мало кто знает, что мусульманское право оставило свои следы в европейском. Институт перевода долга, институт морской аварии, правовое положение военнопленных, институт векселя – это исламское наследие обогатило западное право, – отмечает лектор. – На этих примерах мы можем видеть, что исламская правовая культура доказала свою способность гармонично сочетаться с европейской».

 

Ольга Заблоцкая

Написать комментарий:





Комментарии:

Пока нет комментариев

Ваш вопрос имаму-мухтасибу
* Ф.И.О.:
* E-mail:
Ваш телефон:
Вопрос: